Лениногорские вести

"Домой больше не пущу. Ты семью опозорила!"- сказал отец...

Грашу украли. Совсем. Просто посадили в сани и увезли. Девушка, которая не подозревала ни о чем подобном, даже вскрикнуть не успела. Да и толку? Тихон гнал лошадей, село осталось позади. И только одна мысль была "А что же теперь будет?".

Она переживала не зря. Суровый отец спуску в их многодетной семье никому не давал. Дисциплина, послушание, уважение. Он не очень одобрительно относился и к сельским гуляниям. Хотя там все чинно было. Песни, гармошка. Знакомые лица. Но вот, опасался.

И как выяснилось, не зря. Тихон чужой был в их селе. Просто заехал. Побыл недолго, примерно полчаса. Случайно встретился с ней взглядом. Раз, другой. Долго смотрел, не отрываясь. Она тоже улыбнулась. Что такого?

И когда позвал на пару слов в сторонку, не думала о том, что скоро будет мчаться с ним по заснеженной дороге. А он особо не разговаривал. В сани и вперед!

Дом удивил. Большой, красивый.

- Сынок! Ты чего? Это кто? - появилась на пороге нарядно одетая маленькая женщина, с глазами такими же прозрачно-синими, как у того, кто увез Грашу.

- Потом, мам. Все потом. Это моя жена, - он прошел в комнату.

У Граши все как в тумане было. Она не хотела есть, не смотрела по сторонам.

- Я только думала, как там тятя? Мама? Наши все? И когда все уснули, удалось мне все-таки сбежать, - вспоминала много позже Графина Ивановна.

В свой родной дом она добралась только на следующий день. Растрепанная, запыхавшаяся. На порог отец вышел. Он словно постарел на 10 лет.

- Папа... Я. Папа, я, - Граша даже говорить от волнения не могла.

- Домой больше не пущу. Ты семью опозорила, ночевать не пришла!- сказал отец.

Граша стала объяснять, что она-то сама ни в чем не виновата.

- Люди что скажут? Соседи? Все же видели, знают. Да тебя замуж после этого никто не возьмет. Ты сама-то не понимаешь? Что случилось? Что ты навытворяла? Молоденькая девушка не была дома! - отец обхватил голову руками.

Любопытные соседки уже тут как тут были: выглядывали из-за угла. Граше до того плохо было, что готова была идти, куда глаза глядят. Ноги не держали.

И тут из-за угла сани нарядные показались.

Сквозь пелену слез Граша увидела того самого Тихона. С ним были вчерашняя женщина и высокий пожилой крепкий мужчина.

- Принимайте сватов! Хозяева! А чего невеста такая хмурая! Убежала, жениха не дождалась, - начали они.

Отец подошел здороваться. Граша молчала. Чья-то рука взяла ее ладошку в свою.

- Прости. Резкий я, не смог удержаться. Ты не переживай, все как надо будет. Я о тебе заботиться стану. И честно - с первого взгляда полюбил. Потому и украл тебя. Хотелось подальше ото всех увезти и спрятать! - улыбнулся Тихон.

Свадьбу сыграли. И жила Граша лучше всех. У мужа ее пасека была. Валенки они катали. И еще много чем занимались. Достаток был на высоте.

Все девушке потом завидовали. Ни один человек не вспомнил, что предшествовало такой хорошей жизни. Иначе дело пришлось бы с Тихоном иметь. А он всегда был жесткий.

Родилось у них трое детишек, внуки пошли. И любила мужа Граша очень сильно.

Любовь в их дом на цыпочках вошла.

На отца своего никогда не обижалась. Все правильно он сделал. Девушке полагалось честь блюсти. И думать головой о своих поступках. Замуж тогда выходили раз и навсегда. И слово мужчины в доме было законом. Жена мужа уважала, никогда ему не перечила.

Давно эта история была.

Однажды Грашу, которая была уже в почтенном возрасте, спросили, не жалеет ли она, что их с супругом семейная жизнь с такой необычности началась. Подумала и ответила, что нет.

- Он ведь любую девушку мог выбрать. Но почему-то я ему приглянулась. Ни горя, ни нужды не знала никогда. Хорошо жили. А то, что увез тогда так, он же пальцем меня не тронул. Устроил по-королевски в комнате. И с утра собирался со мной к моим родителям ехать. Это уж я перенервничала, сбежала. Тихону тоже родители сказали, что мог бы подождать день, да тогда и поехать свататься. Но муж всегда у меня по-своему поступал. А человек был замечательный, душа в душу с ним прожили. И сейчас к нему быстрей хочу. Все мечталось, как в сказке, где жили они долго и счастливо, да ушли в один день. Да только Тихон меня не дождался, первого его не стало. А мне без него счастия нету! - вздохнула, находясь в почтенном возрасте Графина Ивановна.

источник

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: