Лениногорские вести

История. Герой из штрафной

Тяжелая сизая дымка медленно сползала в пораненный окоп. Одуревшая от визга снарядов, криков умирающих, командного ора голова бессильно клонилась к расцвеченному глиной земляному боку. «Слава Богу, жив!» - промелькнуло в Сашином сознании. Беззвучно шевеля потрескавшимися губами, он привычно прочитал молитву во славу Всевышнего. Истово верующим он стал на войне.

Инстинктивно втянув голову в плечи, с тревогой и замиранием сердца он слушал свист пролетающего снаряда, несущего свою губительную начинку. Смерть рыскала повсюду. Ее тлетворное дыхание много раз касалось самого лица молодого бойца. Но каким-то чудом ему до сих пор удавалось жить.

            Проштрафился он еще в мирное время. В тот день на хлипкие двери сельпо наседали мужики: только-только завезли вожделенные пачки с табаком. Какой-то растяпа по забывчивости или в спешке не указал цену в накладной. Почти час до слуха Саньки доносились недовольные крики деревенских мужиков, которым ужас как хотелось курить: «Санек, будь человеком! Уши пухнут. Ведь ты ж наш, тихоновский! А мы ж могила! По тридцать копеек возьмешь, как в прошлый раз – и делов-то!»

            Уговоры плавно переходили в угрозы, затем вновь в заискивание и давление на совесть. В силу своего упрямого характера Саня и не поддался бы, но уж очень хотелось побыстрее попасть домой к синеглазой женушке. Всего неделя прошла, как отыграли шумную деревенскую свадьбу. Еще стыдливо Катенька отводит свой взор от горящих ненасытных глаз мужа, не обвыклась в чужом доме, да и мать уж слишком круто взялась за невестку. Вчера, к примеру, довела молодуху до слез из-за не прополотой огородной грядки! Конфликт между свекровью и снохой Санек разрешить не мог, но лишний раз подбодрить, сказать доброе слово любимой хотелось.

            Махнув в сердцах рукой, молодой продавец уважил-таки мужичков, один из которых в тот же день заложил его районному начальству. Поздно ночью в дом нагрянула милиция. Саня безропотно вручил снятую кассу и послушно отправился под арест. В те жестокие годы сажали без разбору: опоздал на работу на 5 минут – в тюрьму, взял горсть зерна – туда же. А уж за три лишнего накрученные копейки и подавно!

            На зоне Санька исправно трудился, нашел общий язык и с блатными, и с политическими. А когда военком, мерно вышагивая перед кривой шеренгой зэков, произнес спасительные слова: «Кто хочет кровью искупить вину перед Родиной?» – поспешно шагнул вперед.

            Битва под Курской дугой – стала переломным моментом в Великой Отечественной войне. Конец повсеместному отступлению советских войск был положен героическими усилиями и жертвами многих жизней наших воинов, среди которых были и штрафники.

            Штрафбату, в котором воевал Саня, не повезло – самый горячий участок фронта прошел через место его дислокации. Выйти из пекла живым посчастливилось не каждому. Причем, штрафники в прямом смысле находились между двух огней. Несмотря на Санькину искренность в желании защитить родную землю от вероломного врага, доверяли ему не до конца. Бывшие зэки находились под двойным прицелом: немецким и нашего, так называемого, заградительного отряда. Не убьют фашисты – при отступлении достанут свои! Два пути и один конец. Но даже и этот факт не брал в расчет Саня, по-настоящему доверяя мудрому решению боготворимого им Сталина. «Не мог самый лучший из людей поступить неверно. Умру с его именем на устах, выживу – век за него Бога молить буду!» - упрямо он повторял самому себе. Фанатичная вера в могущество и святость вождя народов – вот за что проливалась русская кровь. И бросаясь на мрачно ползущую тень вражеского танка, Саня представлял идущую навстречу красавицу-жену и чеканный профиль Сталина.

…Издалека приметила устало бредущая с фермы Катерина выделывающий восьмерки велосипед Верки-почтальонки. Но на этот раз бедовая деревенская девчонка старательно косила в другую от молодой женщины сторону. «Верочка! Ну что ж ты, милая! Ведь второй месяц от Санечки весточки нету!» – плаксивым голосом зазывала почтальоншу Катя. А та, как нарочно, упрямо объезжала ее стороной. Уставившись в землю, старательно выделывая крепкими ножками кренделя, Верка со всей силы давила на педали старенького велосипеда, а нагрудный карман вот уже третью неделю жег огнем трагически неизбежных слов: «Ваш муж погиб смертью храбрых…»

Так героически закончилась жизнь одного из самых преданных сынов Родины. Судьба жестоко испытала парнишку, достойно сумевшего ей оппонировать. А ведь он мог стать моим дедом, но его навсегда остановила война.

 

 

Светлана ЕЖОВА.

           

           

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: