Лениногорские вести

Расследование страшной аварии, в которой погибли 3 подростка, до сих пор затягивается

Почти две недели прошло после страшной автокатастрофы в Высокогорском районе, в которой погибли трое детей и пятеро получили тяжелые травмы, а в уголовном деле об этом ДТП пока нет даже подозреваемых. Хотя с самого начала было известно: за рулем «Оки» находился 19-летний парень без водительских прав. А позже выяснилось и...

Почти две недели прошло после страшной автокатастрофы в Высокогорском районе, в которой погибли трое детей и пятеро получили тяжелые травмы, а в уголовном деле об этом ДТП пока нет даже подозреваемых. Хотя с самого начала было известно: за рулем «Оки» находился 19-летний парень без водительских прав. А позже выяснилось и то, что сотрудники вневедомственной охраны не имели права устраивать погоню за детьми.
Напомним, вечером 13 октября патрульная полицейская машина погналась за раздолбанной «окушкой», в которой находилось 9 человек в возрасте от 12 до 19 лет. Началась погоня в Казани, а закончилась - в Высокогорском районе после того, как малолитражка на полном ходу врезалась в бетонное ограждение. Одна из пассажирок «Оки» - 16-летняя Юля скончалась на месте, через день в 12-й горбольнице от полученных травм умер 14-летний Максим, а 22 октября в ДРКБ скончалась 12-летняя Аделина.
На сегодня еще один пострадавший - 15-летний Саша находится в ДРКБ в тяжелом состоянии.
- 17 октября, на следующий день после похорон Максима, меня вызвали в прокуратуру Высокогорского района, - рассказала Интертат.ру мама одного из погибших детей Елена Фирсова. - Я была в ужасном состоянии, вся на успокоительных, но все же поехала. Потому что хотела знать, что же произошло в тот день и кто виноват в гибели моего сына. Как мог Максим, который хорошо учился, занимался спортом, не пил, не курил, даже допоздна никогда не гулял, оказать в этой машине? И откуда взялся на нашу голову этот взрослый парень, который был за рулем «Оки»? В прокуратуре выяснилось, что дело передали в местную полицию, велели мне идти туда.
Однако прождав в коридоре полиции полдня, Елена так ничего нового не узнала. Ей только задали вопросы о Максиме: где учился, чем увлекался, с кем дружил. Следователь объяснил, что для выяснения полной картины нужно допросить всех выживших участников происшествия, их родителей и только потом делать выводы. Но поскольку большинство детей находятся в больнице, да еще и в Казани, дело это небыстрое…
Вернувшись в Казань, Елена начала собственное расследование. Навестила пострадавших подростков в больнице, поговорила с их родителями, соседями, обошла дворы в своем микрорайоне Соцгород, спрашивала, кто и что видел…
Оказалось, восемь пассажиров той злополучной «Окушки» были знакомы друг с другом: кто по школе, кто по двору. И у всех были нормальные, благополучные семьи.
- В среду я была на похоронах Аделиночки, - рассказывает женщина. - Она, как и мой Максим, была домашним ребенком. Музыкальную школу закончила, училась на отлично - ее на золотую медаль прочили.
Правда, погибшая Юля была из многодетной семьи и училась в интернате для умственно отсталых детей, но и о ней все отзываются хорошо - и учителя, и соседи.
- Что общего могло быть у них с этим Александром? - недоумевает Елена.
Действительно, 19-летний Александр Д., который был за рулем малолитражки, совсем не вписывался в эту компанию школьников. Во-первых, он уже вполне взрослый, во-вторых, живет далеко от них, где-то на Сухой реке, в-третьих, уже имеет судимость.
По словам детей, в тот вечер события развивались так. Они собрались у футбольной коробки 10-й гимназии. Мальчишки гоняли мяч, а девочки болели. Тут подъехал Александр на старой «Оке», пригласил подростков в салон - послушать музыку, а потом предложил покататься. Подростки говорят, что Саша был пьян, вел себя агрессивно и они побоялись ему перечить.
Елена выяснила, что старая «Ока», на которой разбились дети - это машина Сашиного отчима, который отдал ее пасынку на «игрушки». А тот переделал малолитражку в «гоночный» автомобиль - вынул из салона задние сиденья, оторвал дверцы, поставил мощный двигатель и гонял на этом драндулете по всей округе. Говорят, гонял достаточно долго - больше месяца.
Ребята рассказали Елене, что когда началась погоня, они просили Сашу остановить машину и сдаться полицейским, но он только сильнее жал на газ, а они боялись выпрыгнуть наружу, потому что спидометр показывал 130 км в час! Не удивительно, что патрульная машина не могла догнать малолитражку на протяжении 25 километров.
- Думаю, если бы полицейские не проявили такое рвение, то дети были бы живы, - говорит Елена. - Ведь это были даже не гаишники, а экипаж вневедомственной охраны. Зачем им понадобилось преследовать «Оку»? Другое дело, если бы она была в угоне. Целый месяц парень носился по городу без прав, в машине без дверей, и ни один полицейский им не заинтересовался. А в тот вечер вдруг спохватились! Даже если водитель превысил скорость, сотрудники вневедомственной охраны не имели права устраивать погоню, они должны были передать информацию гаишникам. У тех хотя бы есть инструкции, как действовать в таких случаях, не подвергая смертельной опасности тех, кто в машине, и тех, кто может в тот момент оказаться на пути у нарушителя.
Как сообщили Интертат.ру в МВД по РТ, по данному факту уже проведена служебная проверка, и сотрудники ОВО, нарушившие должностные инструкции наказаны в дисциплинарном порядке. Что касается личности водителя, который управлял «Окой», то, по данным полиции, парень действительно имеет судимость - в ноябре прошлого года он совершил кражу и получил за это условный срок. Родители Александра в разводе, до августа он жил в Подмосковье у отца-бизнесмена. А потом приехал в Казань, к матери, но поселился не у нее, а у бабушки. Мать Александра тоже занимается бизнесом, возглавляет какое-то ООО, ее адрес полицейские пока не установили. Сам Александр Д., по информации следствия, находится сейчас в стационаре. Но по сведениям Елены Фирсовой, водитель «Оки» меньше всех пострадал в том страшном ДТП и давно уже выписался из больницы. Она опасается, что Александр избежит наказания, поскольку его родители - люди не бедные.
- Я слышала, что к родителям пострадавших уже приходили какие-то темные личности, предлагали деньги - якобы за моральный ущерб. А самих детей просили не давать показаний против Саши. Почему этого парня не задержат? - возмущается женщина
- Несмотря на то, что в ДТП погибли трое несовершеннолетних, это преступление считается неумышленным и не относится к категории тяжких. Арест как мера пресечения применяется только в исключительных случаях, - прокомментировала ситуацию начальник следственного отделения МО МВД РФ «Высокогорский» Венера Хайрутдинова.
Однако маму погибшего мальчика такие аргументы не убеждают. Елена Фирсова готовит жалобу Уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову на то, что расследование уголовного дела о страшной аварии затягивается. Женщина хочет добиться наказания не только 19-летнего водителя, но и полицейских, которые не помогли детям, а лишь усугубили ситуацию.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Последние новости
  • 21 мая 2018 - 22:27
    Новости Лениногорска от 21.05.2018
  • 18 мая 2018 - 20:57
    Новости Лениногорска от 18.05.2018.
Ночной режим