Лениногорские вести

Дмитрий Орешкин: «Если Путин перестает быть орлом, то становится Брежневым»

Известный политолог о том, почему Навальный не повторит успех Ельцина, а Кириенко позарез нужен внутренний враг «Рейтинг Путина высок, но совершить новые подвиги в глазах избирателей ему, по сути, негде», - рассуждает известный политолог Дмитрий Орешкин. В интервью «БИЗНЕС Online» он анализирует фактически начавшуюся в стране предвыборную кампанию президента РФ....

Известный политолог о том, почему Навальный не повторит успех Ельцина, а Кириенко позарез нужен внутренний враг

«Рейтинг Путина высок, но совершить новые подвиги в глазах избирателей ему, по сути, негде», - рассуждает известный политолог Дмитрий Орешкин. В интервью «БИЗНЕС Online» он анализирует фактически начавшуюся в стране предвыборную кампанию президента РФ. По его мнению, велик риск инерционного сценария, напоминающего времена застоя, когда народу без конца говорили про ускорение научно-технической революции и совершенствование всего и вся. Вот только электорат такой посыл не возбуждает...

«ТО, ЧТО ГОВОРИТ КИРИЕНКО, КРУТИЗНЫ НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТ»

- Многочисленные поездки Владимира Путина по стране, встречи с участниками недавней прямой линии, отдельная линия с детьми - все это начало его предвыборной кампании или нас еще могут ждать сюрпризы с главным кандидатом на президентских выборах следующего года?

- Это, безусловно, разминка перед основной избирательной кампанией и формирование предвыборной повестки дня. Меньше чем за год до выборов ничего другого, кроме начала избирательной кампании, быть уже не может. Касательно общения с детьми тактика понятна: пришло новое поколение избирателей - надо с ним работать. А понять настроения молодежи лучше всего общаясь с детьми, которые выражают эти настроения более непосредственно. Кроме того, дети - лучший политический «рекламоноситель». Если Владимир Путин понравится молодежи и подрастающему поколению, то он понравится и их родителям. Задача даже не столько в том, чтобы понравиться (Путин и так большинству россиян нравится), а в том, чтобы их пробудить, привлечь на выборы. Cейчас основная проблема для Кремля - это явка. Поскольку понятно, что на выборах по-любому побеждает Путин, даже его твердые сторонники не очень намерены идти голосовать. Они, конечно, говорят, что пойдут, но на самом деле у людей куча других занятий и интересов, в реальности далеко не все придут на избирательные участки в марте будущего года. Значит, надо как-то заинтересовать людей. В частности, через молодежную повестку. Путин пытается расширить свою электоральную базу за счет молодых людей и их
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/353809

- В чем, ваш взгляд, главная особенность этой президентской кампании?

- Впервые кампания строится на основе исключительно инерционного сценария. У Владимира Путина очень высокий рейтинг. И задача состоит в том, чтобы, во-первых, к будущему марту этот рейтинг не слишком сильно растерять, во-вторых, привлечь своих сторонников на избирательные участки, чтобы явка не оказалась настолько же позорно низкой, как на прошлогодних выборах в Госдуму. Отличие от всех предшествующих президентских кампаний заключается в том, что не видно традиционного метода для повышения популярности главы государства. Предыдущие три резких всплеска популярности Путина были связаны с войнами. Первый всплеск - это чеченская война в 1999 году, второй - грузинская война в 2008 году, где именно Владимир Путин выглядел решительным, смелым, победительным, несмотря на то что президентом был Дмитрий Медведев. Третий всплеск - украинская война. Однако похоже, что к 2018 году новую маленькую победоносную войну организовать нигде не удастся. Просто пространства для маневра нет. Не Беларусь же присоединять.

- Это, Дмитрий Борисович, смелое заявление. В мире хватает горячих точек, куда Россия может быть вовлечена. Мало кто ожидал, что Москва начнет масштабную военную кампанию в Сирии, но начала же.

- Я действительно не вижу, где именно могла бы случиться новая военная кампания. На Украине пророссийские силовые ресурсы, похоже, исчерпаны. Беларусь и Казахстан - наши союзники, и маленькая победоносная война с ними выглядела бы чрезвычайно странно. Та же сирийская война в российском обществе уже скорее вызывает раздражение, чем удовлетворение. Люди не очень понимают, зачем там наши войска.

Отсюда я делаю вывод, что избирательная кампания будет строиться инерционным образом. Рейтинг Путина высок, но совершить новые подвиги в глазах избирателей ему, по сути, негде. В экономике подвигов не будет по понятным причинам. Удвоение ВВП не состоялось, 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест не состоялось, рубль как островок стабильности для мировых инвесторов не состоялся, он, наоборот, в два раза упал. Где-то надо совершить предвыборный подвиг, а вот где, непонятно. Если же подвига совершить не удастся, то остается только инерционный сценарий. Он идет не вверх в плане общественных настроений, а вниз. Побед нет, эйфория крымских событий выдыхается. Сейчас главная задача власти - более-менее прилично реализовывать инерционный сценарий, что уже и происходит. Отсюда встречи с женщинами, с детьми, разговоры о будущем, то есть довольно скучная избирательная кампания.

- Может ли так называемый образ будущего, который под избирательную кампанию Путина создает замглавы его администрации Сергей Кириенко, сработать для мобилизации избирателей? Ведь Путин к концу своего четвертого срока (в случае победы в марте) будет находиться у власти уже четверть века. Что нового могут избиратели ждать от одного из самых «долгоиграющих» правителей в российской истории?

- Вот в этом-то и проблема. Путин не то что надоел избирателям, но они точно знают, что он уже ничем их не удивит. У него четко сформированный имидж. Новый вырисовывается с большим трудом. Путин блистательно строил себе политический имидж в начале нулевых, когда он был молодым, спортивным, живо говорящим, активным, ходил на подлодках и т. д. Сейчас все это уже отработанный пиар-образ. Путин совсем новым стать не сможет. Его стилистика, шутки - все уже привычно. Это неплохо и нравится избирателю, но уже не удивляет. Образ будущего стране, конечно, нужен. Возраст лидера созданию такого образа не помеха. И Черчилль, и Рейган, и де Голь были в солидных летах, тем не менее они все рисовали какие-то перспективы, народ за ними шел. Вопрос в том, поверят или не поверят в этот образ будущего. Кириенко выстраивает данный образ как современное, продвинутое, интеллектуальное государство. Наверное, это единственно возможный сейчас для власти образ будущего, хотя большинству российских избирателей больше пришелся бы по душе образ будущего, который, как ни странно, соответствовал бы старым, советским ценностям. Мы же наблюдали, какой восторг вызвало присоединение Крыма. Многие ведь думали, что следующий шаг - присоединение всей Украины, затем - восстановление Советского Союза. Вот это образ будущего, который легко «продается» перед выборами. Но, судя по тому, что говорит Кириенко, новых актов такого вот геройского будущего для Путина его имиджмейкеры не планируют, в том числе потому, что просто некого больше побеждать.

Следовательно, строится образ другого будущего - а-ля Кириенко. Это означает обещания реформ, уважение к правам человека и т. д. То есть это либеральный дискурс, какого только и можно ожидать от такого политического менеджера, как Сергей Владиленович. Проблема в том, что у большей части общества это не вызывает бурных восторгов. Это рационально, в общем-то, правильно для России, но это не то, что привыкли ждать от Путина. От него привыкли ждать резких действий, неожиданных, сильных ходов, «поднятия с колен». Кириенко же говорит о рутинной, скучной работе будущего президента по улучшению инфраструктуры, совершенствованию институтов. Это в целом европейский тренд, хотя прямо об этом в Кремле и не говорят. Путин же в глазах общественного мнения воспринимается как победоносный вождь. Он скорее менеджер азиатского или, если угодно, советского стиля.

Не зря же у нас многие начинают с уважением относиться к Рамзану Кадырову, при том что это не самый перспективный лидер с точки зрения IТ-технологий, современного государства. Он крутой, поэтому Кадырова знают больше и лучше, чем любого из региональных начальников. Как Путину при инерционной избирательной кампании сохранить образ крутизны - это самый сложный вопрос для кремлевских политтехнологов. То, что говорит Кириенко, крутизны не предполагает.

- Предвыборный лозунг, рожденный в администрации президента, про «справедливость, уважение, доверие» не напоминает брежневские времена - нечто расплывчатое и ни к чему кандидата на высший пост в стране не обязывающее?

- Это и есть инерционный сценарий. В советские времена тоже говорили про научно-техническую революцию, про совершенствование всего и вся. Но такие посылы электорат не возбуждают. Самое неприятное для Путина - то, что происходит разрыв между его имиджем вождя и сильного лидера и скучной повседневной деятельностью по созданию рабочих мест и развитию экономики. Это у нас называется «хороший мужик, но не орел». А Путин - он орел или должен казаться орлом. Потому что если Путин перестает быть орлом, то становится Брежневым.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/353809

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/353809

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: