Лениногорские вести

САД ДЕТСТВА

«Мама!» - зову я и... просыпаюсь. «Что-то часто она стала сниться», - мелькает полусонная мысль. А днём нет-нет да и вспоминаются те далёкие детские годы. Утром мама говорит: «Пойдем, сыночек, в сад набираться здоровья, припозднились мы сегодня, роса подсыхает». Как чудесно бежать по белой росе от яблони к яблоне, стоять...

«Мама!» - зову я и... просыпаюсь. «Что-то часто она стала сниться», - мелькает полусонная мысль. А днём нет-нет да и вспоминаются те далёкие детские годы.

Утром мама говорит: «Пойдем, сыночек, в сад набираться здоровья, припозднились мы сегодня, роса подсыхает».

Как чудесно бежать по белой росе от яблони к яблоне, стоять под любимым деревом, прижавшись к его шершавой коре, сорвать яблоко и не спеша съесть... Потом пройти вдоль кустов смородины, на ходу кинув в рот несколько ягодок, и остановиться у раскидистого дерева в надежде отыскать первую спелую вишню. Мама между тем внимательно осматривает яблони, грушу, кустарники. Она не только здоровается с садом, но и словно спрашивает у каждого дерева: не нужна ли помощь?.. Иногда подолгу стоит, положив руку на ствол, вспоминая что-то... В эти минуты, кажется, забывает про меня.

Дома под беседу мы пьём на крыльце горячий травяной чай. «Что-то мне антоновка не понравилась, - говорит мама, - какая-то невеселая, ее подкормить надо».

Я люблю, когда мама произносит такие красивые слова, как шафран, ранет, бергамот... Смотрю на её натруженные руки. Воздух пропитан ароматом скошенной травы, яблочным духом. Мы слушаем жужжанье пчёл и отдыхаем.

Минули годы - разные годы... Мамы уже давно нет, но я благословляю тот уголок па-мяти, который сохранил маму, сидящую на тёплых ступенях крыльца, и меня рядом - худенького мальчишку, засыпающего под запах антоновки. Недавно я, наконец,

«Мама!» - зову я и... просыпаюсь. «Что-то часто она стала сниться», - мелькает полусонная мысль. А днём нет-нет да и вспоминаются те далёкие детские годы.

побывал в краю моего детства. Точнее, в родительском саду. Сада нет, осталась лишь старая груша, которую мама называла «полудичкой».

«Здравствуй, сад! - говорю я. - Прости за прошедшее и за будущее. В моей памяти ты остался молодым, цветущим. Спасибо за прекрасное детство под бело-розовым дождём облетающих лепестков, в котором так хорошо было с мамой».

Алексей ТАТАРУТА.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: